switch to english go to main

Россию накрывает вал безработицы

25.02.2009 - 09:30
Общее число безработных россиян за январь 2009 года выросло на 5,2% по сравнению с декабрем 2008 года и на 23,1% по сравнению с январем 2008 года – до 6,1 млн человек

Общее число безработных россиян за январь 2009 года выросло на 5,2% по сравнению с декабрем 2008 года и на 23,1% по сравнению с январем 2008 года – до 6,1 млн человек. Из них в государственных учреждениях службы занятости населения зарегистрированы 1,7 млн, говорится в сообщении РИА «Новости» со ссылкой на доклад Федеральной службы государственной статистики (Росстат). 1,4 млн «официальных» безработных получают пособие. Названные 6,1 млн человек (или 8,1% экономически активного населения России) классифицировались в конце января как безработные в соответствии с методологией Международной организации труда (МОТ), согласно которой к безработным относят всех граждан, которые не имеют работы, но активно ее ищут любыми способами (не обязательно вставая на учет).

Если с карандашом в руке прикинуть темпы роста числа безработных за последние полгода, получится лавинообразная статистика. Хроника несдерживаемого обвала рынка труда впечатляет. В конце мая 2008 г. безработных насчитывалось 4,097 млн человек. В конце января 2009 г. – 6,1 млн человек – двухмиллионный прирост! Но было бы неправильным «разбрасывать» его на все полугодие. 27 октября РИА «Новости» сообщало со ссылкой на постоянно отслеживающее рынок труда Минздравсоцразвития, что «уровень безработицы в России по состоянию на 1 октября текущего года – самый низкий за последние 13 лет»: «всего» 5,3%.

Обнадеживающие показатели для осени, когда кризис костлявой рукой вцепился в горло США и Европы, не правда ли? Получалось, что для России он не так уж и страшен. Робкие надежды на то, что нас минует чаша сия, немного подкрепили данные свежего опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения. Две трети от 1600 респондентов в 140 населенных пунктах в 42 областях отметили, что никто из их знакомых и близких не потерял работу в течение последних 2–3 месяцев (хотя половина опрошенных назвала уровень безработицы в своем регионе «высоким»). К тому же министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова днями раньше заявила, что ситуация на рынке труда в России остается спокойной. Значительные изменения в связи с мировым финансовым кризисом, по ее мнению, возможны не ранее, чем через 2–3 месяца.

Последовавший за октябрем ноябрь принес ошеломляющие результаты. Уволены еще 400 тыс. человек, сообщал Росстат. Видимо, уже в октябре начались значительные увольнения, не успевшие попасть в статистику. Безработица, таким образом, увеличилась сразу на 8,1% – до 5 млн человек. Это – 6,6% всего экономически активного населения страны, численность которого в прошлом году оценивалась в 76 млн человек. Ну а показатели прироста безработицы за год (с ноября 2007 г.) уже тревожили реально: 17,8%! Тем не менее премьер Владимир Путин, за две недели до ноябрьских статистических выкладок обещавший уровень безработицы чуть более 2 млн человек, успокаивает: ситуация находится под контролем, для проведения активной политики на рынке труда в федеральном бюджете 2009 года зарезервировано дополнительно 50 млрд руб., а максимальный размер пособий по безработице увеличен до 4900 руб. в месяц. Еще свежий в памяти декабрь и особенно январь показали, что надежды на то, что эпидемия безработицы, как грипп, обойдет Россию стороной, были пустыми. Вдобавок выявилось слабое место нашей экономики: ее аналитическая составляющая.

Экономисты-аналитики почувствовали себя неуверенно: реальный масштаб безработицы не просматривается из-за того, что предприятия, особенно малые, не предоставляют информацию для статистики, и далеко не все безработные встают на учет. В России, как правило, регистрируется лишь каждый 6-й безработный. Сколько же их «скопилось» на рынке труда к концу года и сколько еще появятся, как только страна вернется к труду после новогодних каникул? Экономисты дают осторожные прогнозы: 7%, и то с учетом «сезонности» – зима считается неблагоприятным временем года для трудоустройства.

Очевидно, и правительство не владеет всей полнотой информации. Министерство труда и социального развития предоставляет статистические отчеты по регистрируемой безработице, а Государственный комитет по статистике оценивает общую безработицу. Кроме того, занятость населения фиксирует Министерство здравоохранения и социального развития.

Подсчеты чрезвычайно сложны, они основываются на разных методиках. О большой точности говорить не приходится. Так, Минздравсоцразвития прогнозирует, что количество официально зарегистрированных неработающих в 2009 году может составить как минимум 2,2 млн человек. Интересно, какая это будет часть от реально потерявших работу?

Специалисты знают, что разрыв между общей и регистрируемой безработицей составляет одну из наиболее парадоксальных черт российского рынка труда. Скажем, регистрируемая безработица охватывает лишь часть граждан, нуждающихся в трудоустройстве, т. е. тех, кто в поисках работы обращаются за помощью к государству. Но сколько в стране тех, кто работал, получая зарплату в конверте, не платил налогов и не делал отчислений в Пенсионный фонд? Какому ведомству под силу исчислить этих оставшихся без средств к существованию тружеников невидимого фронта? Как помочь им, невидимкам, не влияющим на размер суммы, выделяемой из резерва для стабилизации? Немудрено, что эти и им подобные факторы действуют несколько замедляюще на реакцию правительства в отношении темпов галопирующей безработицы.

Выступая в конце января в телепередаче «Судите сами», глава Минздравсоцразвития Татьяна Голикова косвенно подтвердила проблему получения точной и надежной информации, а главное – проблему аналитики и оперативного прогнозирования: «Главное для нас – понимание того, сколько людей в сложившейся ситуации может потерять работу и какие это повлечет социальные последствия». Она признала и то, что прирост безработицы начал отслеживаться лишь с октября. Значит, период «раскачки» происходил на фоне идущих по стране массовых увольнений, и государственному ведомству в самый разгар кризиса на рынке труда приходилось догонять ситуацию, анализируя ее буквально на бегу. По свидетельству министра, Россия еще не подошла к самой высокой за последнее время планке безработицы, которая была зафиксирована в постдефолтное время – в 2000 году (7,1 млн человек). Сегодняшний уровень соответствует уровню 2004 года.

Правительству предстоит непростая работа по стабилизации рынка труда в условиях, когда количество незанятых граждан будет возрастать. Одна из основных радикальных мер – содействие в переквалификации с последующим трудоустройством. Не исключено, что эта вынужденная мера не будет пользоваться большим спросом. Скажем, получившие одно или даже два высших образования безработные вряд ли встанут в очередь на получение профессии газосварщика. И тем более – с последующим переселением на Дальний Восток или даже в Сочи, как посулила зарегистрированным безработным Татьяна Голикова. «Мы совместно с регионами и работодателем, – сказала она, – помогаем сначала найти работу, а потом даем подъемные, суточные и некоторые средства на аренду. Службы занятости предоставляют всю необходимую информацию для поиска работы».

Исследования показывают: только треть высокообразованных россиян научились зарабатывать. А из тех, кто научился зарабатывать, лишь треть имеют высшее образование. Кстати, оно, полученное 20 и тем более 30 лет назад, во многих случаях устарело, поэтому в переквалификации на самом деле есть рациональное зерно. Это, разумеется, не панацея от растущей безработицы. Однако с учетом того, что прогнозы ее будущих масштабов и протяженности времени по-прежнему неясны, а резервы правительства отнюдь не неисчерпаемы, следовало бы присмотреться к предлагаемым мерам повнимательнее. Протянутая сегодня рука помощи послезавтра может безвольно повиснуть.

Источник: 
FinTimes
+7 (8142) 78-33-02  /  +7 (8142) 71-10-96
Поддержка сайта: Центр бюджетного мониторинга ПетрГУ © 2000—2017