switch to english go to main

Минфин сужает горизонт

14.03.2009 - 12:11
Бюджет на 2010-2011 годы признан утратившим силу

Бюджет на 2010-2011 годы признан утратившим силу. Правительство возвращается временно к планированию бюджета на год. Напомним, что трехлетнее бюджетное планирование рассматривалось как едва ли не самое серьезное достижение бюджетной политики. Грозит ли нам чем-нибудь отказ Минфина от прежних амбиций?

Корректировка бюджетных планов вызвана тем, что налицо серьезное проседание доходов - процентов на 30 и в этом, и в двух следующих годах. Минфин занят сейчас пересмотром бюджета 2009 года. Корректировать так же бюджеты 2010-2011 годов смысла нет, говорит министр финансов Алексей Кудрин, не нужно " урезать каждую программу 2010-2011 годов, есть необходимость заново распределить приоритеты, полномочия с учетом того периода, который переживает сейчас страна".

Что же это за период? Несмотря на то, что январь удалось пройти с профицитом (доходов было больше, чем расходов) в феврале уже наблюдался дефицит. Профицит января составил 360 миллиардов рублей, профицит января-февраля - 116,3 миллиарда рублей, иными словами, дефицит февраля - 243,5 миллиарда. Кто не понял: чиновники сейчас предпочитают не говорить о дефицитном феврале, вместо этого они выставили на обозрение статистику января-февраля суммарно, которая, за счет хорошего января, кажется не столь плохой. Но простой подсчет, произведенный экспертами, показал: в феврале начался провал. В целом дефицит бюджета в 2009 году прогнозируется в размере 8 процентов ВВП.

Причина такого положения дел куда как понятна: недодают доходов два главных поставщика бюджета, налоговики и таможенники. Налоговики меньше почти на 14 процентов, таможенники - на 36. Налоги предприятия стараются платить, но раз упали обороты, то и налогов приходится платить меньше. Снизился импорт, уменьшился по стоимости экспорт, отсюда - падение таможенных сборов.

Это происходит на фоне увеличения, как ни парадоксально, расходов. Расходы за два первых месяца выросли до 1,1 триллиона против 0,9 триллионов годом ранее. С расходами история такая. С одной стороны, рост расходов был запланирован законом о бюджете на 2009 год, который принимался, когда кризиса наши финансисты еще в упор не видели. С другой стороны, львиная доля этих расходов - это социальные траты, на их радикальное сокращение государство идти не желает. С третьей стороны, процесс секвестра расходов на нужды ведомств (машины, командировки, обслуга), начатый было Минфином, активно тормозится самими ведомствами, из-за чего верстка поправок в бюджет-2009 (а фактически, нового бюджета на этот год) затягивается. Проще с расходами на развитие, на всякого рода инвестиционные программы: Минфин отзывает заявленные объемы расходов на 2010-2011 годы пачками, ярким примером является нашумевшая история с корпорацией Роснано, которой пришлось вернуть бюджетные деньги.

Фактически бюджет держится на "кубышках". В Резервном фонде сейчас 4,9 триллиона рублей, в Фонде национального благосостояния - без малого 3 триллиона. Минфин считает, что Резервного фонда хватит на 2-2,5 года (если цены на нефть не начнут расти), другие эксперты, как например директор ЦСР Михаил Дмитриев, вообще отводят кубышке срок жизни всего лишь до начала 2010 года. Вопрос, на сколько хватит этих денег, на самом деле не так прост. Если смотреть на Бюджетный кодекс, который не разрешает допускать дефицит бюджета выше некоторой планки, то средства Резервного фонда придется тратить ускоренными темпами, чтобы это требование выдерживать (это называется "финансирование дефицита"). Но если переписать Бюджетный кодекс, что и собираются сделать, то можно допустить и более серьезный бюджетный дефицит. В этом случае Резервный фонд будет расходоваться медленнее, зато государству придется прибегнуть к заимствованиям, размер которых сейчас тоже ограничен Бюджетным кодексом, но и это - с помощью переписывания последнего - решаемо. Занимать за рубежом хотят не скоро и с опаской, занимать внутри страны выгоднее, но мало реально. Возможно, для увеличения привлекательности внутренних заимствований стоило бы по примеру ВЭБ выпустить государственные валютные бумаги только для внутреннего рынка, что было бы кстати, поскольку на депозитах комбанков в ЦБ скопилось много валюты.

Что выберет правительство - иметь лучший бюджет, но тратить Фонд, или беречь Фонд, получив плохой бюджет - пока непонятно.

Обрисовав ситуацию, постараемся теперь ее осмыслить.

Отказ от трехлетнего планирования эксперты сочли грамотной антикризисной мерой, и с этим стоит согласиться. Достаточно лишь сказать, что трехлетний бюджет был написан в предположении цены на нефть в 95 долларов за баррель. Этого нет, какой будет цена, непонятно, стало быть, надо действовать по ситуации. Что собственно и собирается делать Минфин.

Картина выглядит хуже, если мы зададимся вопросом, а был ли у нас на самом деле этот трехлетний бюджет? Несмотря на то, что в Минфине настаивают - был, и еще какой, с ним было проще, он позволял грамотней планировать доходы и расходы и т.п. - независимые эксперты в один голос называют его "фикцией", и указывают, что де-факто страна жила по бюджету на один год, а более дальние планы и раньше корректировались по мере того, как подходил их срок. А иначе и быть не могло. Ведь цена на нефть и до кризиса была непредсказуемой. Она могла быть еще больше (давно ли говорили, что скоро перевалит за 200), могла опуститься, хотя и не так резко, а для бюджета, если планируется он с горизонтом года на два, и 5 долларов - уже критично. Получается, что бюджет, завязанный на нефть, иным быть и не может. В этом был и есть порок российского бюджета, и что с этим делать, пока никто не придумал. Хотя еще летом 2007 года в докладе Всемирного банка содержались предупреждения по поводу перегрева нашей экономики. Но - сигналу не вняли, более того, все структурные реформы были свернуты (дольше всех носились с банковской реформой, но и о ней потом забыли).

Стоило ли в такой ситуации вообще заваривать кашу с трехлетним планированием? Наверное, да. Ведь страна собиралась соскакивать с нефтяной иглы. Для этого нужно что-то строить "не-нефтяное" (да и нефтяное, и газовое тоже, если речь идет о более глубокой переработке добытого сырья). А такие стройки и такие расходы требуют горизонта планирования как раз в несколько лет, что по идее и должен был обеспечивать трехлетний бюджет.

Настораживает не это, а то, с какой легкостью чиновники сейчас отказываются от планов развития. Осуждать их в лоб тоже будет, однако, не совсем корректно. Что такое эти "планы развития"? Зачастую это - дороги в никуда, как выразился недавно один из участников Красноярского экономического форума. Ненужные станции (там, где нет спроса на электричество), поддержка автопрома, ненужные, но очень дорогие научные разработки (нанотехнологии в этой связи поминаются чаще всего). Де-факто мы имеем много разговоров о "прорывных направлениях" и удручающую реальность. Так, электронную систему, обеспечивающую функционирование билетных касс в московском метро, разработанную по последнему слову российской технологии, взломали с легкостью и напечатали, как все знают, миллион фальшивых билетов. Примерно то же - с системой ГЛОНАСС, которая еще и непонятно, нужна или нет. Примеров можно привести много, а суть одна: часто за "прорывными проектами" стоит стремление урвать побольше бюджета, потратить, а потом просить еще. Что ж, сокращение ТАКИХ расходов - тоже реалистичная антикризисная мера.

Но от этого не легче. Остается вопрос, почему страна со столь развитой, как принято думать, наукой не в состоянии даже за деньги создать ничего толком высокотехнологичного? Очевидно, все дело в бреши, которая находится между учеными и чиновниками, распределяющими деньги на науку - в эту-то брешь все и утекает.

Еще настораживает, что нет разговоров о налоговой реформе, хотя в Евросоюзе в кризис существенно снижена ставка НДС. Высокий и своеобразно администрируемый, этот налог, помимо прочего, вынуждает компании идти на пресловутое трансфертное ценообразование, а это не здорово для казны.

Словом, переход к однолетнему бюджету - это не такое уж страшное событие, а скорее возвращение к реальности. А вот что по-настоящему нехорошо - все, сказанное здесь, не сказано пока с высоких трибун. Не сделано оргвыводов при том, что "сегодня и сейчас" делаются правильные шаги. Кажется, чиновники думают, что пройдут плохие времена, и все вернется на круги своя. Бюджет снова будет давать деньги на "самый большой в мире компьютер", а Минфин будет составлять красивые планы и гордиться тем, что по формальному признаку его работа - вполне на уровне мировых требований, предъявляемых (с чисто бухгалтерской точки зрения) к финансовым документам. Развитие России - оно бумажное. На бумаге начинается, там и заканчивается. Осознать бы это, да выводы сделать - вот и кризис нам в пользу пойдет.

Источник: 
"Российская газета"
+7 (8142) 78-33-02  /  +7 (8142) 71-10-96
Поддержка сайта: Центр бюджетного мониторинга ПетрГУ © 2000—2017